10 главных судебных прецедентов уходящего года

10 главных судебных прецедентов уходящего года по версии «Юридической практики»

Подводя правовые итоги «ЮП» предлагает вспомнить 10 самых громких решений высших судебных инстанций в 2016 году, которые и в дальнейшем будут влиять на судебную практику.

1. Общее собрание акционеров может быть законно проведено в период действия судебного запрета без последствий в виде незаконности решений. Одним из инструментов защиты (или противостояния) корпоративных прав долгое время были определения судов о запрете проведения общего собрания акционеров, принятые судом в целях обеспечения поданного или будущего иска. Как правило, за счет таких постановлений удавалось отсрочить или заблокировать принятие некоего вопроса. Однако действенность данный инструмент утратит в связи с правовым выводом Верховного Суда Украины (ВСУ), изложенным в постановлении от 13 января 2016 года по делу № 3-1165гс15 по иску гр-ки А. к банку о признании недействительными решений общего собрания.

2. Для выселения жильцов из заложенного жилья, приобретенного за счет ипотечного кредита, ипотекодатель должен предоставить им временное жилье.
Жилищные права граждан нередко входят в конфликт с долговыми обязательствами, взятыми при оформлении ипотечного кредита. Особенно острым вопрос был в период еще первого кризиса 2009 года и остается актуальным сейчас. Так, с одной стороны, ипотекодержатель может просить об исполнении обязательства путем наложения взыскания на предмет ипотеки, например, при вступлении в права как собственник. С другой — закон запрещает выселять людей на улицу. Точки в спорных вопросах выселения граждан из залогового жилья расставил Верховный Суд Украины (ВСУ). Соответствующие выводы сделала Судебная палата по гражданским делам ВСУ в постановлении от 3 февраля 2016 года по делу № 6-1449цс15 по иску банка к гр-ке З. и гр-ну Ж. об обращении взыскания на предмет ипотеки.

3. Повреждение застрахованного имущества, расположенного на территории, где проводится АТО, не может быть признано страховым случаем.
Практически с самого начала событий, происходящих на востоке Украины, в юридической среде (и не только) велись дискуссии о возмещении убытков, причиненных повреждением или разрушением застрахованного имущества вследствие военных действий, а также о том, будут ли признаваться страховыми случаи такого повреждения. В поступлении в суды огромного количества исков к страховым компаниям никто и не сомневался. И в разнообразной судебной практике при рассмотрении таких споров — тоже. Юристы ждали, что же по этому вопросу «скажет» наивысший судебный орган страны — Верховный Суд Украины (ВСУ), решения которого являются предопределяющими в вопросах формирования или изменения судебной практики. И вот в начале года ВСУ рассмотрел два похожих дела (№№ 3-1273гс15 и 3-1289гс15) по искам предприятий к одной и той же страховой компании, в которых изложил свой правовой вывод.

4. На решения органа адвокатского самоуправления по вопросам организации и деятельности адвокатуры юрисдикция административных судов не распространяется.
Согласно положениям статьи 2 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» (Закон), адвокатура Украины — негосударственный самоуправляемый институт, обеспечивающий осуществление защиты, представительство и предоставление других видов правовой помощи на профессиональной основе, а также самостоятельно решающий вопросы организации и деятельности адвокатуры в порядке, установленном этим Законом. Исходя из этого, решения органа адвокатского самоуправления по вопросам организации и деятельности адвокатуры, в частности о разграничении юрисдикции квалификационно-дисциплинарных комиссий, не подлежат обжалованию в порядке административного судопроизводства.
К такому выводу пришли Судебные палаты по гражданским и административным делам Верховного Суда Украины по итогам пересмотра решений по делу № 6-2873цс15 по иску адвоката к Национальной ассоциации адвокатов Украины, Совету адвокатов Киевской области, при участии третьего лица — Совета адвокатов г. Киева, о признании права, прекращении действия, нарушающего право, признании незаконным решения, восстановлении положения, существовавшего до нарушения, и возмещении убытков и морального вреда, постановление по которому было принято 17 февраля 2016 года.

5. Верховный Суд изменил судебную практику по решению споров об обязательстве таможенных органов принять решение о возврате сумм налогов, уплаченных при таможенном оформлении сверх меры.
Дискреционные полномочия органов власти являются элементом принципа разделения власти. Однако что делать, если какая-либо из государственных структур игнорирует выполнение своей функции? Может ли суд принять решение, руководствуясь не принципом разделения власти, а необходимостью эффективной защиты нарушенного государством права лица?
Ответ на этот дискуссионный вопрос дал Верховный Суд Украины (ВСУ), фактически изменив судебную практику в данном аспекте и указав, что эффективная судебная защита прав имеет приоритет.
Этот вывод следует из постановления ВСУ от 3 февраля 2016 года по делу № 21-4107а15 по иску ЧП «А» к Днепропетровской таможне ГФС Украины (Таможня) и Главному управлению государственной казначейской службы об обязательстве совершить действия.

6. В споре относительно прерывания срока исковой давности необходимо четко идентифицировать лицо, вносившее средства в счет погашения долга по кредиту.
Пункты самообслуживания значительно упростили нашу жизнь, избавив от зависимости от графика работы учреждений, очередей в кассу и от необходимости преодолевать расстояния для осуществления платежей. Сегодня в считанные минуты можно оплатить услуги мобильной связи, Интернета, коммунальные услуги, пополнить карточный счет, погасить кредит и прочее.
Терминалы и банкоматы с возможностью приема наличных средств стали активно использовать и банковские учреждения, стремясь снизить нагрузку на кассы, оптимизировать затраты на персонал. Это удобно и клиентам: например, можно осуществить платеж в нерабочее время банка или в выходной день. Как правило, для внесения платежа по кредиту достаточно указать лишь номер кредитного договора, а идентификация лица, непосредственно осуществляющего платеж, не проводится. Казалось бы, для банка или иного финансового учреждения идентификация не столь важна, главное — поступление средств на определенный в договоре счет должника. Но, как показывает практика, это не так — подтверждение личности плательщика может повлиять на решение судом вопроса о прерывании срока исковой давности. В частности, на это обратил внимание Верховный Суд Украины в постановлении от 9 ноября 2016 года по делу № 6-1457цс16.

7. Предъявлять иски к Национальному банку Украины о возмещении вреда кредиторам банка-банкрота нецелесообразно до завершения процедуры банкротства.
Непростая ситуация на рынке банковских услуг, помимо ответов на вопросы об ответственности банков перед вкладчиками и другими кредиторами, заставляет искать виновных в том, что успешный на первый взгляд банк внезапно лопнул. Как правило, этот вопрос переходит в плоскость уголовной ответственности учредителей и акционеров. Но в отечественной судебной практике уже имеют место и случаи установления судами вины государства — речь идет о «противоправном бездействии» Национального банка Украины. Следствием таких решений являются обращения с исками о возмещении причиненного банкротством банка ущерба, заявляемыми уже к НБУ. Однако получить взыскание с государственного регулятора банковского рынка пока нет возможности.
К этому сводится позиция хозяйственных судов Украины. В частности, она отображена в постановлении Высшего хозяйственного суда Украины от 31 августа 2016 года по делу № 910/29171/15 по иску ООО «Е» к государству Украина в лице НБУ о взыскании 501 309,05 грн ущерба.

8. Исполнение судебного решения о досрочном полном погашении задолженности по кредиту влечет за собой прекращение ипотеки.
Верховный Суд Украины расставил точки над «і» в вопросе, прекращается ли действие договора ипотеки в том случае, если исполнение должником судебного решения о досрочном полном погашении задолженности по основному обязательству исполнено спустя определенное время.
Неудивительна в этой ситуации позиция банков, которая заключается в том, что в период от момента принятия судом решения о досрочном взыскании задолженности по кредиту и до момента исполнения этого решения должником кредитные обязательства не прекращаются, и, соответственно, за этот период начисляются проценты и санкции, предусмотренные статьей 625 Гражданского кодекса (ГК) Украины, как не прекращаются и ипотечные обязательства, направленные на обеспечение исполнения должником своих обязательств. Абсолютно противоположная позиция у должников, стремящихся избавиться от пребывания своего имущества в ипотеке.
Проанализировав вывод Верховного Суда, сделанный им в постановлении от 6 июля 2016 года по делу № 6-118цс16, можно говорить о том, что весы Фемиды склонились в этом вопросе не в пользу банковского сектора.

9. Суды должны принимать к рассмотрению жалобы лиц, не осужденных ввиду состояния невменяемости, на судебные решения о применении к ним принудительных мер медицинского характера.
Правовой институт дееспособности физического лица является определяющим для решения вопроса о возможности человека самостоятельно реализовывать свои права и нести обязанности. Ограничение дееспособности или признание лица недееспособным исключает уголовную ответственность в случае совершения таким лицом преступления. Однако состояние невменяемости как уголовно-правовая категория не определяется исключительно институтом дееспособности гражданского права. Более того, согласно практике Верховного Суда Украины (ВСУ), ни недееспособность, ни признание полностью невменяемым не исключают возможности реализации лицом процессуальных прав самостоятельно.

10. Судебные решения по делам о недействительности результатов аукционов в процедуре банкротства не могут быть обжалованы в кассационном порядке.
До вступления в силу изменений в Конституцию Украины относительно правосудия одним из принципов судебного рассмотрения было определено обеспечение апелляционного и кассационного обжалования решения суда, кроме случаев, установленных законом. С 30 сентября с.г. этот принцип был несколько преобразован, и теперь он гарантирует право на апелляционный пересмотр дела, а на кассационное обжалование — только в определенных законом случаях. То есть изменился подход для определения права на кассационное обжалование с «разрешено, если не запрещено» на «разрешено, если прямо предусмотрено». И первыми это изменение, пожалуй, ощутят на себе участники правоотношений, возникающих в сфере банкротства.
Такой вывод позволяет сделать анализ постановления Верховного Суда Украины (ВСУ) от 19 октября 2016 года по делу № 3-1165гс16.


Источник: pravo.ua

Нет комментариев
Добавить комментарий